Этельберта
"Иван Грозный" Эйзенштейна (1944).
Малюта Скуратов - провокатор. Ловко он подвел царя к тому, что неугодных бояр (а за ними и митрополита Филиппа, который их защищает) надо убрать. Царь ему прямым текстом говорит, чтобы он не лез не в свое дело ("Не твое дело, пес!", "Имени того называть не смей"), и Скуратов тут же понимает, что все дело в старой дружбе. Но не уходит, а наоборот: "О потере дружбы скорбишь" - потом сразу переходит на то, что надо силой страну держать, а поэтому надо избавиться от бояр. Пока царь думает, что же сделать со Скуратовым за такую наглость, тот уже предложил козла отпущения - себя. И так здорово все объяснил: что вроде царь и сам понимает необходимость таких мер, просто пообещал митрополиту не злодействовать, и слово свое нарушить не может. "Чай об этом сокрушаешься", - ласково говорит Малюта царю. Что-то мне кажется, что царь вообще не об этом думал, он просто приходил в себя от такого предложения. Но ничего не скажешь, задумка была хорошая, поэтому он и согласился. Правда, когда Малюта предложил начать с родственников митрополита, царь снова задумался, и Скуратов быстро сбежал, чтобы тот не передумал.
Малюта, конечно, хитер. И про дружбу сам заговорил (это вроде как демонстрация: вот, я полностью безоружен, ничего не хитрю, не выгадываю, не делаю вид, что проблемы нет, понимаю твои мысли), и про слово. Кстати, это странно, потому что он говорит, что царь слово попу дал о том, что митрополит может заступиться за неугодных. "Ну так я душу свою положу, а святость слова царского соблюду" - провернет все это быстро, что Филипп не успеет среагировать, а царь потом разведет руками и скажет, что это все Малюта. Только слово-то уже нарушено. Об этом никто, кроме царя и Малюты, не знает, но сам факт. Вот если бы царь действительно ничего не ведал, тогда святость слова соблюлась бы, а так...
А из бояр то ли никто Малюту не боится в принципе, то ли они заговоры строить не умеют. Они ему такие рожи строят, что любой нормальный человек тут же бы их в чем-нибудь заподозрил. Андрей Курбский смотрит на Анастасию и внезапно замечает, что за ним следит Малюта. Курбский тут же отшатывается и очень широко раскрывает глаза (типа испуган). На месте Малюты я бы заинтересовалась, с чего вдруг такая реакция: они же давно друг друга знают, и Курбский вроде сейчас ничего плохого не делал - мало ли кто на кого смотрит.
Старицкие придумали заговор, тут входит Малюта и приглашает их на пир к царю. Они опять отшатываются и тоже смотрят на него с ужасом. Хотя на данный момент у них с царем очень хорошие отношения и боятся им нечего (вернее есть чего: Ефросинья Старицкая подозревает, что царь и Федька Басманов кое-что знают, но не знает, знает ли Малюта). В любом случае она ведет себя неправильно: если Малюта не знает, он может заинтересоваться такой реакцией, а если знает, то этот страх может быть косвенным доказательством вины Старицких.

@темы: фильмы, история, Иван Грозный