17:07 

Этельберта
К подруге на неделю приехал дедушка, Сергей Николаевич, и вчера он рассказывал нам свою историю.
Он родился в 19 году в глухой сибирской деревне. Отец его был идейным красным комиссаром с десятком детей, поэтому жили бедно. Где-то лет за 7 до Второй Мировой в деревню приехали серьезные дяденьки и предложили 16-17-летним парням поехать в Питер "учиться в военном институте". Родные Сережи, не задумываясь, разрешили ему уехать, чтобы хоть одним ртом стало меньше.

Пару лет он и остальные деревенские мальчишки действительно учились, занимались спорт-подготовкой, встречались с девушками и писали еженедельные письма домой. На третьем курсе Сергея вызвали в деканат. Кроме декана, там сидел еще один мужчина, который долго расспрашивал Сережу о его успехах в учебе и спорте, семье, мыслях о политической обстановке в странах Запада, особенно в Германии. В общем через несколько дней, когда началась зимняя сессия, Сергея завалили. Он собрал вещи и уехал... в коммунальную квартиру, которая "досталась ему от недавно умершего дедушки". По крайней мере, так думали его соседи. Сережа был очень хорошим жильцом: не пил, не хулиганил, всегда вежливый, вечером учил в институте немецкий язык, днем преподавал его в школе. Номер школы соседи не знали, Сережа знал, но никогда там не был, потому что учился он не в педе, а в разведшколе. Военный университет был только прикрытием. За первые два года деканы - КГБшники - присматривались к своим студентам и затем рекомендовали их своему начальству. То, что Сергей попал на немецкое направление, было в общем-то не случайно: наши разведчики уже давно обратили внимание на активность Гитлера, сделали Германию приоритетной областью, и большинство студентов с европейской внешностью готовили к переброске туда.
Где-то через полгодика в его родную деревню отправили письмо, что произошел несчастный случай, в результате которого погиб их сын. Гроб прислать невозможно, потому что тело сильно изуродовано, и его необходимо срочно похоронить. Документы Сережи выслали с этим же письмом, естественно, никто из родственников не приехал, а пришедшим друзьям-односельчанам предоставили что-то отдаленно напоминающее человека. Самому Сергею дали новые документы и запретили появляться на собственных похоронах.
Собственно забросили Сергея перед самой войной, в 39-м. Как его там звали, он нам не сообщил. Подруга потом сказала, что никто в семье до сих пор не знает его тамошнего имени) Легенда у него была как и здесь, с той только разницей, что там он представлялся учителем русского языка. В то время мы как раз были в хороших отношениях с Германией, так что его не сильно проверяли. Потом уже, в 41-м, за ним, конечно, установили наблюдение. Кстати, Сергей Николаевич утверждает, что Сталин знал о нападении, потому что многие разведчики докладывали, что за ними усилили надзор. Но у Сергея с документами все было в порядке, с моральным обликом тоже, и в 42-м году его пригласили в военную комендатуру и предложили стать переводчиком для русских военнопленных. Он с радостью ухватился за это предложение: работая там, он мог насобирать кучу слухов, большинство из которых нередко оказывались правдивыми.
Как он сказал, самое сложное было - говорить по-русски с акцентом, чтобы допрашиваемые не поняли, что он русский. Я спросила, каково ему было смотреть на пытки соотечественников. Он меня даже не понял: для него они не были людьми, они были предателями, попавшими в плен и рассказывающими важные секреты..
Скрывать какие-либо сведения при переводе он не мог: немцы все записывали на магнитофон и потом выборочно проверяли всех переводчиков.
После войны он еще очень много лет жил в Германии. В НСДАП он не состоял, как пособника нацистов его судить не могли - тогда бы надо было все Германию расстрелять, поэтому он спокойно работал в городской ратуше в Западной Германии, перекладывал бумажки и поставлял какие-то незначительные сведения в СССР. За несколько лет до развала он вернулся, приехал в родную деревню (он не должен был видеться со знакомыми двадцать лет. Считалось, что через двадцать лет человек настолько меняется, что его уже никто не узнает, тем более, что его похоронили уже давно), и так там и остался. Сейчас он получает неплохую военную пенсию, но и в 90-ые не голодал, потому что у него до сих пор сохранились документы немецкого гражданин) Пока у нас тут была перестройка, его документами никто не интересовался, и в результате сейчас у него двойное гражданство и двойная пенсия)

@темы: история, дела семейные

URL
   

Ловец снов

главная